Дневной архив: 05.07.2017

Амельченко: я не пришел в «Поезд» чтобы быть 2-м

Поезд Начинающий «Локомотива» Антон Амельченко сознался, что не опасается конкуренции за место в воротах с Гильерме.

Начинающий «Локомотива» Антон Амельченко сознался, что не опасается конкуренции за место в воротах с Гильерме. «Разумеется, предложение «Локомотива» представилось весьма любопытным. Уровень задач у клуба выше, чем у «Ростова на дону». Разумеется, я осознаю, что в команде есть мощный голкипер Гильерме, однако я пришёл сюда, чтобы сражаться за место в базе, а не чтобы быть 2-м. Разумеется, практиковаться перед Новогодними праздниками сложно, всё-таки расположение духа предпраздничное. Однако это наша работа, нужно делать критерии договора. Потому занимаемся с абсолютной отдачей. Новый год я рассчитываю обозначить в тихом семейном кругу. Презенты куплены, таким образом рождественские изготовления не вредят тренировкам», — цитирует украинского вратаря журналист «Чемпионат.ru» Михаил Тяпков.

Цзю: «Кто такой Хэй?»

Костя Цзю Знаменитый отечественный боксер Цзю комментировал картину с аннуляцией поединка Владимира Кличко с Дереком Чисорой, и сообщил, что не замечает в вероятной схватке украинца с англичанином Дэвидом Хэем огромного мероприятия.

Поединок англичанина Чисоры и старшего из братьев Кличко, владеющего чемпионскими титулами по 4-м версиям, мог пройти 10 января, но оказался отличен из-за травмы Владимира. Картина посеяла большое количество слкхов, но прежний безусловный чемпион в 1-м полусреднем весе Цзю не согласен с тем, что хохол симулировал поражение, решив избежать боя.

«Я не согласен с соображением, что Кличко отказался биться с Чисорой из-за каких-либо негласных причин, — цитирует Цзю allboxing.ru. — Не верю в это. Я понимаю квалифицированный бокс внутри. На теоретическом уровне вероятно, что кто-то по любым несуразным основаниям может отказаться от поединка, однако это не тот пример. Владимир был действительно травмирован. Не могу с уверенностью сказать, что я прекрасно знаком с братьями, однако все-таки».

Также Цзю не договорился с соображением вице-президента промоутерской организации Golden Boy Оскаром Де Ла Хоей, который представил поединок между Владимиром Кличко и чемпионом в супертяжелом весе по словам WBA англичанином Дэвидом Хэем мероприятием всемирного масштаба.

«Оскар Де Ла Хойя не так давно заявил, что поединок между Кличко и Хэем – это огромное мероприятие. Я не согласен с Оскаром. Для меня это лишь второй поединок. Да, братья Кличко установлены во всем боксерском мире и в течение пары лет обладают чемпионскими поясами. Однако кто такой Дэвид Хэй? Он еще должен пройти реальную проверку», — полагает знаменитый отечественный боксер, давно окончивший карьеру.

Некоронованный король РФ

РФ «Дело ЮКОСа» — одно из наиболее оглушительных в РФ за последнее время.

— На прошедшей неделе Хамовнический трибунал Города Москва мог сказать вердикт Ходорковскому, однако отчего-то было решено вынести данную процедуру, под самый Новый год, на 27 января. Как вы полагаете, отчего так вышло?

— Загадка эта высока есть. Я могу представить, как минимум, двадцать причин, по которым это могло быть выполнено, однако, пока ни одна из них не в состоянии мной быть внушительно подтверждена. А выражать «обнаженные» мнения мне бы не желалось. Впрочем в оглашении трибунала о переводе извещения вердикта этого не было, однако секретарь Хамовнического трибунала сообщила, что арбитр просто не смог напечатать вердикт. Что также в целом вероятно – писать ему много. По 1-му занятию вердикт составлял 700 страничек, при этом 1-ое дело было меньше по масштабу. Тогда огласка вердикта также было вынесено на 2 либо 3 недели. Я как адвокат предпочитаю рассуждать неоспоримо, однако так как непосредственных доказательств нет, то не могу ничего противоположить заявлению отдела связи с общественностью трибунала.

— Выходит, огласка вердикта может задержаться и до 2015 года?

— Я могу такой образец привести. Прошлое дело рассматривалось коллегией арбитров в составе 3-х человек. И эти 3 арбитра, попеременно изменяя друг дружку, разбирали вердикт 2 недели. Тут будет вердикт разбирать 1 человек. Насколько ему хватит крепости голосовых связок и сколько суток он будет разбирать вердикт, сообщить трудно. Разумеется, это целиком будет зависеть, что это будет за вердикт, поскольку мы сталкивались с картинами, когда арбитру давали команды «не страдай с объяснением, а просто откажи и все». В случае если вердикт будет краткий и вместо мотивации будет обозначено «неимение легальных причин», будет можно разделаться и в 5 суток. Однако это будет, разумеется, пародией на юстицию. Не понимаю как по российскому закону, однако у нас есть целые публикации уголовно-процессуального кодекса, которые детально представляют нахождения как обвинительного, так и оправдательного вердикта. В мотивировочной части может быть все: какое нарекание предоставлено, какие нарекания обнаружили доказательства, какие не обнаружили доказательства, отчего трибунал получает либо отклоняет подтверждения обороны и нарекания. Это на самом деле внушительная аналитическая и химическая работа. Обвинительное заключение по третьему занятию состояло из 14 томов, а прокуроры, 4 человека, попеременно меняясь, играли более 7 дней.

— Юрий Маркович, чего все же, по вашему мнению, в деле ЮКОСа больше – политики либо финансовых злодеяний?

— Это совершенно общественно-политическое дело. Я могу с уверенностью сказать, когда есть стремление завести криминальное дело против общественно-политического оппонента либо соперника, это легко. Особенно, в случае если данный соперник занимается делом (даже не обязательно подобным сверхкрупным, как бизнес с многомиллиардными витками и многомиллиардной выручкой, как было у ЮКОСа). Привязаться к некоторым вопросам производственно-хозяйственной работы можно даже к владельцам небольшого магазина либо химчистки. В работе большой организации какие-то недостатки отыскать вообще очень просто. Потому мы всегда и сообщали, что в 1-м деле, когда говорилось о неуплате налогов, справедливость использования налоговых льгот вполне может осуждаться. Однако лишь отчего это проходит после предъявления криминального нарекания? Это вполне может обсуждаться в рамках арбитражного судопроизводства, как это и неоднократно бывало с самыми различными отечественными фирмами, включая даже такие, как Роснефть и Газпромнефть. Когда в процессе налоговых проверок считали какие-то недостатки, то ставили жалобы. В случае если организация соглашалась, то она выплачивала задолженность, в случае если не соглашалась – дело тянулось в арбитраж. В нашем деле первоначально было распоряжение отыскать преступление, что сделать довольно трудно. Потому они назвали всю производственно- внимательную деятельность ЮКОСа уголовной. Всю! В 1-м деле, которое почти во всем копирует 2-ое, принималось, что ЮКОС заработал деньги, однако не целиком с данной прибыли оплатил налоги. В третьем деле принимается, что ЮКОС вообще никакой прибыли не приобретал, поскольку все денежные средства, вся полученная нефть и все, что за данную нефть спасено, было просто похищено. Другими словами вся производственная деятельность ЮКОСа представлена уголовной. Тогда появляется вопрос, как могла 6 лет жить организация, которая обеспечивала работой 150 миллионов человек, которая осваивала свежие месторождения, обновляла инфраструктуру, платила заработную плату рабочим, призы и дивиденды акционерам. И, также, была 2-м по объему налогоплательщиком в РФ. При этом в нефтяной организации денежных средств, помимо как от реализации нефти, просто быть не в состоянии. Сегодня нам говорят, что вся прибыль была украдена устроенной криминальной категорией, в которую заходил целиком весь руководство ЮКОСа. Дескать, это была одна созданная криминальная команда под управлением Ходорковского. Это болезнь!

В 2006 году, когда завели это 2-ое дело, расположения Путина было как никогда в жизни крепким – он взглянул на реакцию во всем мире на первый вердикт по делу ЮКОСа, прошел первый стекание вложений и восточные предприниматели отправились вновь в Россию. Тогда Путин принял решение, что скушают все, что не предоставишь.

— Вы заявили, что дело возбуждено против общественно-политического соперника. Что вы имеете в виду?

— Все просто. Ходорковский был одним из отечественных предпринимателей, который открыто ассигновал фрондерские партии — СПС, «Яблоко» и коммунистов. Это делалось на публике. Он был одним из предпринимателей, который прямо в адрес Путина говорил о ошибочных финансовых схемах, формируемых управлением страны. Например, сообщал о известном нефтепроводе Западная Кашлык – Индийский океан, который в конечном итоге основали за сумму во много раз опережавшую ту, за какую предлагал это сделать ЮКОС. Ходорковский говорил Путину непосредственным текстом о коррупции в его ближнем круге. Впрочем людей, которые словесно возражали Путину на общественно-политическом поле более активно, было много, Ходорковский был опаснейшим, не из-за того что он очень много сообщал, поэтому что владел огромным денежным ресурсом.

Данный источник он применял совершенно не так, как желалось власти. Это совместно полученное стало причиной барского бешенства. У нас г-н Путин – некоронованный король. Кроме того он человек весьма жестокий по нраву. Я его понимаю лично по Санкт-Петербургу, когда он был заместителем Собчака (Анатолий Собчак был градоначальником Петербурга. – Авт.), а Собчак был моим ближним товарищем. Путин мстительный, и это считается двигателем этого дела.

— Другими словами слова Путина о том, что «похититель должен сидеть в тюрьме», предрешат вердикт трибунала?

— Я так не заявил. Я сообщал о общественно-политическом оппонировании Ходорковского Путину.

У г-на Путина систематически проходит слияние его собственных, враждебных ощущений к человеку и работы, которой данный человек занимается. В этом случае удался такой микс – и общественно-политических соперник, к тому же вызывающий иные малоприятные ощущения.

А что же касается заключительного заявления Путина в процессе его последнего общения с народом, то здесь и обозреватели отгадывают. То ли это констатация того, что такой вердикт вынесен, то ли это распоряжение арбитру, который в это время располагается в консультативной комнате и действует над вердиктом. Дескать, чтобы арбитр не забывал, что отношение к фигуранту дела, как обожает выражаться Путин, у его организаторов не поменялось.

Я не хочу отметить, что думаю вердикт определенным. Не хочу этого рассуждать, впрочем интеллект конечно же, разбирая все в купе, насколько бы клонится к тому, что Ходорковский осужден. Однако я был бы совершенно плохим юристом, если б не проживал верой. Вера погибает заключительной. Особенно я, как юрист, прекрасно осознаю бедность нарекания. Слова «бред» и «болезнь» — это определения, которые описывают нарекания еще нежно. Как адвокат, прежде всего, расценивая осуждающий вердикт, могу допустить, что он будет как раз нелепым и шизофреническим, также, как и смотрится прокурорское нарекания. Во-вторых, еще не день. и есть, слава всевышнему, пока другой трибунал, чью юрисдикцию обязана считать РФ. РФ все меньше переплетается со всемирным обществом – это благодаря и Олимпиаде в Сочи, и Первенству мира по футболу, и рассуждать, что она вдруг не утверждает юрисдикцию Страсбургского трибунала, почти невозможно.

Есть еще ряд прочих финансовых и общественно-политических причин, которые способны оказать влияние на заключительное решение. У нас, наконец, есть виды. К примеру, озвучат вердикт — 8 лет, тогда он целиком вбирается вердиктом по 1-му занятию. В случае если вердикт будет 9 лет, то период продлевается на самом деле собственной на 1 год, поскольку период проходит со времени ареста Ходорковского в 2003 году.

— Хотите сообщить, что случае вынесения обвинительного вердикта, вы будете направляться в азиатские судейские инстанций?

— Конечно же. Там находятся претензии на в три раза дело. По делу «ЮКОС против РФ» прошло слушанье, и мы не позднее I квартала 2015 года ждем решения.

Путин может хорохорится как угодно, однако однажды за это надо будет ответить. За любое бесстыдное слово, которое он выговорил. Он не только заявил, что похититель должен сидеть в тюрьме, он расценил нарекания по третьему занятию и заявил, что это подтверждено трибуналом. Также, он же не впервые упрекнул Ходорковского в огромном количестве убийств, а это очень грубое нарушения 17-й публикации Азиатской конвенции, которая запрещает любое вмешательство страны в выполнения правосудия и выполнения давления на трибунал. По отечественному законодательству – это даже криминальное правонарушение. Это в потерянном счете будет также рассматриваться. Полагаю, что у Путина есть советчики, которые способны эти вещи объяснить. Впрочем, как я осознаю, он поступает так, как сам полагает необходимым.

— В настоящее время в отечественных СМИ обсуждается вопрос о возбуждении 3-го дела против Ходорковского. В чем еще могут его упрекнуть?

— В случае если верить собственным глазам и ушам, то речь в данном случае идет в нарекании в убийствах. При этом эти убийства делались в 1996-1998 гг.. Так как я 7 лет занимаюсь этим занятием, то замечательно понимаю, какая производительная бригада работала в попытках отыскать хоть какие-то небольшие зацепки, чтобы упрекнуть в данном Ходорковского. Наша юстиция без проблем сделает из мухи слона, однако данную муху нужно где-то получить. Мухи не отыскалось, потому я ни в какое 3-е дело лично не верю. В случае если они еще некоторое производственно-хозяйственное дело придумают, то совершенно не ясно для чего. Поскольку данный период так или иначе будет исчисляться со времени их ареста. Крупнее дела по хищению, чем то, что им предоставлено, в настоящее время не в состоянии жить в природе. Разрешить можно, что еще какие-то внимательные нарушения придумают и дадут им уголовный характер, так как у ЮКОСа, кроме основного изготовления, были удаленные и афеллированные с ними изготовления. А что же касается нарекания в убийствах, то в случае если такая вероятность была (выставить нарекание), то это было бы выполнено несколько месяцев назад.

— Вы 7 лет работаете юристом управления ЮКОСа, по вашей информации, чем Ходорковский будет заниматься, в случае если его все же выпустят?

— Как он лично заявил, «первые долги, которые я отзываю, это долги моей семье». Газовым либо иным сырьевым делом занимать он в точности не будет. Ходорковский говорит, что его значительно занимает другая энергетика. Это было произнесено им кстати. Это не обозначает, что это его точный план. Этого я в точности сообщить не могу. Сам Ходорковский, отзываясь на эти вопросы, точных решений мешал. Скорее всего без дела он сидеть не будет. Он чересчур активный и необычно одаренный человек. И, положа руку на сердце, это огромное горе РФ, когда такой человек сидит в тюрьме. Тем не менее, это в обычаях России.

— Можно ли это дело представить самым трудным за вашу многовековую юридическую деятельность?

— Это дело эксклюзивное. Наверное, оно и самое сложное. Я рассчитываю этим занятием закончить собственную карьеру. Это могло случиться прежде, в связи с тем что я до трибунала трудно захворал, понадобилось делать процедуру и длительное время возрождаться. Михаил Борисович все же настоял, чтобы я пришел в данный процесс. У меня за время общения с данным человеком вышло безусловная убежденность, что правонарушения, в которых их винят, они не делали. Чем больше я понимаю Ходорковского, тем больше восторгаюсь разумом, даром и гениальностью этого человека. За время действия он стал для меня не только стандартным заказчиком. Он для меня стал человеком, для которого я в собственные 73 года поступлю совершенно всем.

— Как вы полагаете, отчего Ходорковский не оставил страну до ареста, как это сделали, к примеру, Березовский либо Чичваркин?

— Ходорковский не раз отвечал на данный вопрос и сообщал, что это был тяжелый выбор.

Тогда Путин посадить его опасался, потому они предварительно взяли Пичугина (Алесей Пичугин – прежний директор отделения внешней финансовой безопасности в нефтяной организации «ЮКОС»), затем взяли Лебедева и сделали утечку информации о том, в чем винят Лебедева. Из данной информации стало понятно, что без нарекания Ходорковскому не будут стоить. Сам Ходорковский продолжил работать, 3 раза колесил в другое государство и возвращался. Он был уверен, что будет подсудимым совместно с Лебедевым, и, как он мне сообщал, у него была единственная вера, что до трибунала его не будут арестовывать. А то, что будет трибунал, у него не вызывало никакого колебания. Впрочем о том, что могут забрать, он был абсолютно возможно нацелен.

Когда перед человеком стоит вопрос, быть политэмигрантом либо политзаключенным, одни (подобных большинство) делают выбор в пользу эмиграции. Иные делают выбор в пользу долга, почести и репутации. Это звучит весьма празднично и немножко напыщенно, однако, поверьте мне, согласно к Ходорковскому так и есть.