Дневной архив: 11.02.2020

Афганских беженцев в Иране отправляют умирать за Асада

Сирия

Лотерея — это организованная азартная игра, при которой распределение выгод и убытков зависит от случайного извлечения того или иного лотерейного билета. Чтобы выпустить лотерейные билеты посетите сайт wisepromo.ru.

Иран вербует афганских беженцев для военных действий в Сирии, обещая им ежемесячную зарплату и вид на жительство в обмен на то, что Тегеран провозглашает священным подвигом по защите шиитских святынь в Дамаске.

«Иран вербует афганских беженцев для военных действий в Сирии, обещая им ежемесячную зарплату и вид на жительство в обмен на то, что Тегеран провозглашает священным подвигом по защите шиитских святынь в Дамаске», — пишет корреспондент The Guardian в Иране Саид Камали Деган.

Дивизия «Фатемиюн», состоящая из афганских беженцев, проживающих в Иране и Сирии, на данный момент является вторым по величине после «Хизбаллы» иностранным воинским контингентом, сражающимся на стороне сирийского президента Башара Асада, сообщает газета.

«Иранские государственные информагентства сообщили в мае, что, по меньшей мере, 200 бойцов «Фатемиюна» были убиты в Сирии с начала войны. Сколько погибло после этого, неизвестно», — говорится в статье.

Вербовка проводится ежедневно в Мешхеде и Куме, двух иранских городах, где проживает больше всего афганских беженцев. Как стало известно The Guardian, Иран принимает на военную службу даже афганцев моложе 18 лет, при условии, что у них есть письменное разрешение от родителей.

«Это эксплуатация беззащитных людей», — говорит Муджтаба Джалали, 24-летний родившийся в Иране афганец из Мешхеда, который недавно бежал в Европу. Джалали, профессиональный фотограф, присутствовал как минимум на десяти похоронах погибших в Сирии афганцев в своем родном городе, сообщает автор статьи.

«Хотя Джалали родился в Иране, он не смог получить иранское гражданство, как и все родившиеся здесь афганские дети. Такие люди, как Джалали, сталкиваются в огромными затруднениями при продолжении образования, открытии банковских счетов, получении документов, разрешающих покинуть страну, и при поиске работы в Иране», — говорится в статье.

Согласно Джалали, большинство проживающих в Иране афганцев, которые являются шиитами, едут в Сирию не для того, чтобы рисковать своей жизнью по религиозным соображениям, а из-за финансовых пособий и стабильности, которые дает им самим и семье их участие в военных действиях.

«Я каждый день слышал, что многие афганские беженцы едут воевать за Иран и Башара Асада в Сирию, и для меня это был большой вопрос. Зачем они едут? — вспоминает Джалали. — Каждую неделю я видел, как 10-15 молодых людей привозят хоронить в Мешхед. Иранские власти злоупотребляют словом «мученик» в любых случаях, когда им это выгодно».

«Как-то раз афганский беженец, сражавшийся в Сирии за Иран, мой друг, сказал мне, что морги Тегерана переполнены телами убитых в Сирии», — сказал Джалали.